Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: final fantasy (список заголовков)
06:59 

Финалка.

Название: - Счастья должно быть много. - Где ты видишь счастье?
Автор: Тайла ака Dark Blue
Бета: Ворд, мозги и интуиция
Фэндом: Final Fantasy
Пейринг: Зак, Анджил, Генезис, Сефирот, упоминается один древнегреческий писатель
Рейтинг: детский,
Жанр: юмор, стёб
Дисклеймер: всё моё, никому не отдам.
Статус: возможно в процессе
Описание: Счастья и радости должно быть много. Чтобы те, кто счастье пережил, были рады.
От автора: Идея подкинута Мирилас. Нарушение хронологии событий.

В здании Шинра была та утопическая тишина, которая наступает только в двух случаях: либо когда все неожиданно умирают, либо когда наступает вечер пятницы. К счастью ( или несчастью, с какой стороны посмотреть) работники Шинры были вполне здоровы и практиковали стиль хамелеона и режим "невидимка". То бишь, втихомолку сбегали с работы. Начальство, понимающее хмыкая и смотря на весенне-депрессивно Мидгард, делало вид, что ничего не видит и не слышит.

В кабинете Сефирота тоже было спокойно. Хозяин кабинета дописывал какие-то бумаги. Генезис, ввалившийся в кабинет несколько часов назад со словами, что ему скучно, нудно и не поэтично, устроился на подоконнике в позе мыслителя-страдальца, читая... конечно, Loveless. Сефирот отнёсся к такому вторжению вполне снисходительно,понимая что выставить рыжего из помещения можно только тремя способами: в окно, в дверь и ногами вперёд, - то есть, на данный момент совершенно невозможными способами.

В такой тихой идиллистической якобы рабочей обстановке заканчивалась пятница.

Неожиданно в коридоре зазвучали быстрые, тяжёлые шаги, звучащие, как трубы Апокалипсиса. Оба Солджера вскинули головы, потом переглянулись. Сефирот с Генезисом сразу узнали шаги Анджила.

- Неужели с его любимым питомцем что-то случилось? - ехидно предположил рыжий.
- Не думаю. Тогда бы мы услышали крики, - Сефирот убрал в сторону бумаги, скрестил руки на груди и приготовился ко всему.

Дверь открылась. Вошёл Анджил. Сел. Замолчал.

- Анджил... - друзья давно не видели такого лица у своего коллеги. Правая бровь гордого и правильного нервно подёргивалась. Потом перестала. Задёргалась левая. Руки подрагивали.

- Сефирот, Генезис, у меня плохие новости для вас, - голос вполне соответствовал внешнему состоянию.
- Это мы уже поняли. Кого убить надо? - Рапсодос, хоть и поэт, был практичен.
- Ходжо.
- О! - Сефирот прищурился, Генезис сморщился. Ходжо по умолчанию в сознании шинронцев приравнивался к "большая-страшная-непонятная-проблема"
- Сейчас покажу. Только не пугайтесь.
- Мы же Солджеры. Мы не умеем бояться.
- Ну посмотрим, - Анджил повернулся к двери. - Зак, заходите.

"Заходите?" - отметили оба ничего не подозревающих Солджера.

Дверь открылась ещё раз.
Вошёл Зак.
За ним - ещё один Зак.

Сефирот удивлённо фыркнул, с трудом подавив желание запустить пальцы в волосы в общеизвестном жесте отчаяния.
Генезис попытался выйти через окно. К сожалению, окно было сделано как раз для таких душевных случаев - поклонник Богини только больно ушиб плечо.

- Это как? - сын Дженовы первым нарушил молчание.
- Это "Зак, не заходи в лабораторию Ходжо", - Анджил тяжело вздохнул, посмотрел на своего подопечного и ещё одного своего подопечного. Подопечные светились счастьем - они находились в одной комнате с живыми легендами!
- А... - в критических ситуациях даже знание поэм не всегда спасает.
- Совершенно идентичны. Ходжо сказал, что можно будет установить, кто оригинал только после теста клеточного строения. Что-то там с износом клеток.
- Когда?
- Через неделю.
- Ох.

Повисла тишина.

- Это ещё не всё.

Присутствующие в комнате двое непричастных напряглись, почувствовав, что ничего хорошего им эти слова не принесут.

- Меня отправляют на задание. Президент подписал приказ о том, что на время моего отсутствия Заки будут находиться под вашим присмотром.
- "Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына." - процитировал Генезис, стараясь не испепелить друга глазами или фаерболом, искрящимся на кончиках пальцев.
- Генезис! Не ругайся! - Анджил вернулся в состояние заботливого наставника.
- "Здесь же дети"? - зло прошипел Рапсодос, - Я не знаю, откуда эти строчки.
- Сеф? - Сефирот, подняв глаза к потолку, молчал.
- А как мы их разделим?
- Мечом поперёк или вдоль? - кровожадно предложил Генезис.
- Нельзя! Ну... Не знаю. Ты, - Анджил ткнул пальцем в ближайшего Зака, - будешь слушаться Сефирота. А ты, - указующий перст показал на второго Зака, - не будешь злить Генезиса.
- АНДЖИИИИИИЛ! - Заки синхронно кинулись на шею наставнику. Наставник успел встать, и только это спасло его от падения.

Сефирот и Генезис обменялись страдальческими взглядами.
Неделя обещала быть беспощадной и долгой.

@темы: Final Fantasy, фанфики

03:27 

Финалка и дьяволы.

Я нежной любовью люблю DMC и FF.

Девил.

Новый трейлер DMC вызвал у меня только острое желание с воплем "Что это???" повиснуть на люстре и остаться там.

Мрачно. До жути мрачно. Просто RE какое-то. А главный герой похож на наркомана. У него даже фигура похожая ( и эти тоненькие ручки, и эта впалая грудка, и эти стрёмненькие красные глазки).

Но, если старые любители серии слиняют, придут новые, которые любят всё мрачненькое, готичненькое и кровавенькое...
Хотя, не будь это перезапуском девила, я бы даже, может, поиграла...

И он курит! Товарищи, а как же пропаганда сигарет? Чёрт с ним, с насилием, с этим европейцы уже смирились. Но разве родители и всякие организации будут молчать, когда злобные японцы станут пропагандировать через игру вред курения? =) И обо что ( об кого?) он тушит сигарету? Хотя этот кадр креативно зацензурили.

P.S. Курточку спёрли у Неро, и сапоги оставили. В качестве дани памяти, что ли?
Стиль боя частично остался (во время первого просмотра только по пистолетам и мечу и признала...). Остальное, граждане геймеры, переделали, но радуйтесь хотя бы этому.

Финалка.

Версус. Даааааааааа.... Номура долго и упорно притворялся веником, но что-то мне подсказывает, что он не стоял в уголочке всё это время. Трейлер последний, конечно, крючок с червячком, но кое-что о сюжете рассказывает.

Например. 99,9%, что за ГГ будут гоняться на пресловутой чёрной машине. Отсюда загнанный вид. Так же уверена, что гоняться будут после того самого заседания, которое так бурно обсуждалось в Сети.

Похоже, что система игры будет на очки: убил красиво - возьми баллы и купи себе, наконец, нормальный меч. Про магию ничего не скажу, не видела...

Графика вызвала жёсткую ностальжи по Обливиону, где точно такие же закаты, чуть менее странная трава и деревья и текстуры чуть по-оптимистичнее. Но в Обливионе все точно так же, даже почти такой же походочкой, перемещались по миру)))

Внешность. Боже! Номура перестал делать непрошибаемых людей-кирпичей. Да, граждане, мы дожили! Я в курсе, что даже у Страйфа иногда мелькали какие-то эмоции, но это эмоции очень похожи на колебания на поверхности моря. А тут. Счастье, ГГ правда выглядит уставшим и напуганным.

Потребовалось всего 13 частей, чтобы Тетсуя понял, как эти жалкие человеки рисуются =)

Что ж, ждём дальше.

Анонсы: DMC -2013 год, FFV13 -2011...

@темы: Devil May Cry, Final fantasy

20:11 

Название: Душа моя – острый клинок.
Автор: Тайла ака Dark Blue
Фэндом: Final Fantasy: Crisis Core
Пейринг: Стикст/ Рапсодос
Рейтинг: G
Жанр: ангст
Дисклеймер: всё моё, никому не отдам.
Статус: завершён
От автора: POV Стикс

Воспринимать меч как простое оружие для убийства – это пошло. И низко. Воспринимать меч как живое существо может только воин. (с) неизвестный самурай

Стикс была девушкой. Красивой, нравной и смертоносной. Но, томясь в плену арсенала, куда её запирали, она тосковала как любое живое существо.

Хотя, признаться, соседи у неё были великолепные.

Справа – Масамуне, нодати, спокойная в своей стремительности и уникальности. Ещё бы – двухметровая катана не могла принадлежать абы кому, и всегда была в центре внимания. Идеально сбалансированная, лишённая вычурной крикливости, с простыми и завораживающими линиями острого клинка, Масамуне была звездой. Потому что её хозяином был сам Сефирот. Никому другому она бы не далась в руки.
Стикс тихо завидовала подруге, но и много не понимала. Масамуне не берегли, как зеницу ока, её признавали прекрасным мечом и относились к ней, как к верному товарищу, который не может подвести. И дай-катана всегда оправдывала эти ожидания.

Она никогда не ломалась, даже не гнулась, какой бы сокрушительный удар не принимало её лезвие. Она никогда не тупилась и ни одна зазубрина не искажала её облика. Только её хозяин мог без опаски взять её в руки, любой другой рисковал получить «случайную» царапину, которая могла оказаться летальной.

Вместе они составляли прекрасный дует: уникальный клинок в руках уникального человека. Непобедимый дует, который не знал себе равных, который никогда не проигрывал.

Стикс неоднократно встречалась в бою с Масамуне. И очень редко дай-катана проигрывала. Их хозяева были друзьями, иногда позволяющие себе поразмяться, пока остальные Солджеры отдыхали. Даже если Стикс каким-то образом удавалось повредить лезвие, Масамуне сразу восстанавливалась, рьяно служа тому, чьей почти наверняка единственной привязанностью была. Для Сефирота был один-единственный меч на всём свете – его Масамуме.

Бласта-сворду, единственному мужчине в их «девичьем коллективе» повезло меньше, в некотором роде. Им не дрались вообще. В принципе. Его берегли, с него фактически сдували пушинки и пыль. Неторопливый, уверенный в своей силе, этот меч был литым куском металла, который весил намного больше Стикс и Масамуне вместе взятых. Если уверенность последней рождала её скорость, то уверенность Бласта-сворда рождала его сила.

Обычно он спокойно дремал за плечами своего хозяина, Анжила, который предпочитал использовать безликие шинровские клинки, которыми не дорожили, потому что они не были индивидуальными и отливались в неограниченных количествах. Его считали семейной реликвией, и перед каждым боем коротко просили его об удачи. И Бласта-сворд тоже любили, как единственного и неповторимого друга и помощника.

Стикс было тяжелее. Начать можно хотя бы с проблемы идентификации. Широкое красное лезвие, украшенное магическими знаками, могло легко отнести её к палашам. Вычурная гарда с длинной рукоятью и крупным камнем на конце – к шпагам или рапирам. Но один факт был известен точно: Стикс была необычайно красивым мечом.

Но как любая красивая девушка, она была ревнива. И её хозяин, казалось, совсем не интересуется чувствами своего меча. С него могло статься взять на тренировку любой попавшийся под руку заострённый кусок металла ( как эти мечи называла сама Стикс) и проигнорировать её. Масамуне и Бласта-сворд могли в таких случаях только морально поддержать свою подругу, тихо упиваясь своим счастьем в виде двух верных хозяев.

Стикс, будь она девушкой, наверное, била бы посуду и закатывала бурные скандалы Генезису, но она была такого удовольствия лишена, и выражала своё недовольство другими способами. После таких «измен» Стикс начинала бунтовать, и, если Рапсодосу, который и был её хозяином, не грозила опасность, упорно не желала ничего резать и рубить.

Обычно всё заканчивалось тем, что Сефирот или Анжил брали меч в руки, до этого обвинённый в плохой заточке и спонтанной разбалансировке, и плавными, размеренными движениями наносили различные удары, проверяя распределение веса, или пробегали пальцами по лезвию, определяя степень его остроты. А недовольный хозяин стоял в стороне и раздражённо сверкал глазами.

Да, эти двоё стоили друг друга. Стикс, возможно, мечтала бы служить другому, если бы не одно «но». Фамилия у Генезиса была говорящая, и поэтическое отношение к жизни перекладывалось и на меч. Когда на него накатывало хорошее настроение, он мог обратиться к ней после её «протеста»: «Стикс, моя верная красавица, ты же знаешь, что у меня есть одна спутница – это ты. Будь хорошей девочкой, не ссорься со мной».
В такие минуты всё холодное оружие, хранившееся в арсенале тихо ей завидовало.

Сефирот с Анжилом только переглядывались и тихо усмехались, ведь они оба тоже считали свои мечи живыми существами. Остальные солджеры, если им доводилось слышать эти «разговоры», тихо крутили пальцем у виска и обвиняли во всём пагубное влияние «Loveless».

Стикс, Масамуне и Бласта-сворд знали, что они будут верны своим хозяевам до конца жизни. Масамуне погубила Нибельхельм, а затем исчезла, когда поняла, что не сможет последовать за Сефиротом в Лайф-стрим. Бласта-сворд верно служил Заку Фейру, а затем и Клауду Страйфу, и, сопротивляясь времени, продолжал олицетворять честь и гордость солджера.

А Стикс, разлучённая с Генезисом, ждала в тёмной, сырой пещере, сбрасывая со своего лезвия ползущую со всех сторон ржавчину. Она ждала, когда знакомый голос её хозяина позовёт её. Она была готова ждать столько, сколько потребуется.

@темы: фанфики, Final Fantasy

20:08 

Финалка и только она

Название: Победить себя
Автор: Тайла ака Dark Blue
Фэндом: Final Fantasy: Dissidia
Пейринг: Клауд/ Клауд
Рейтинг: G
Жанр: экш, размышления, лёгкий ангст
Дисклеймер: всё моё, никому не отдам.
Статус: завершён
От автора: Встреча двух Страйфов на полях Диссидии

Не сказать, что бывший Солдат был сильно удивлён. В конце концов, он много что повидал за свою жизнь, включая безумных генералов, горящие города, падающие на голову метеориты и другие приятные мелочи жизни. Но всё же он был озадачен.

Перед Клаудом Страйфом, держа наперевес Бласта-сворд, стоял… Клауд Страйф. Случайный зритель сей молчаливой экспозиции подумал бы, что он сошёл с ума. Но ни один из двух имеющихся в наличии Страйфов с ним бы не согласился.

Первый, одетый во всё чёрное, с единственным наплечником и огромным мечом-трансформером в правой руке, уже успел дважды ( даже трижды, считая нибельхельмский инцидент) убить Сефирота ( или же воплотившуюся в его виде Дженову), почти трижды спасти мир, обзавестись вышеупомянутым мечом, купить и нежно полюбить мотоцикл Фенрир и прожить почти двадцать пять лет.

Второй, больше похожий на растрёпанного чокобо, был одет в стандартную форму Солдата Шинры, свято верил в то, что был близким другом Сефирота, уже пережил смерть Зака, но ещё не потерял Айрис. Было второму чуду двадцать один год.

Два Клауда, между которыми лежало четыре года жизни и масса событий, недоверчиво разглядывали один другого.

Страйф-старший думал, что в последней битве его слишком сильно приложили мечом по голове, или же нестабильная структура Диссидии начала разрушаться, порождая такие вот логические парадоксы. Или же, как обычно, во всём была виновата Дженова со своими «детьми».

Страйфу-младшему было легче. Он искренне верил, что это происки Шинры и воскресшего на «радость» всем Сефирота. Вопросом, как Шинра и Сефирот могли повлиять на другой мир, этот Клауд себя не озадачивал.

«Надо же. Я правда был похож на чокобо. Какой досадный изъян. И меч держал неправильно, да и сам он был, прости меня, Зак, слишком громоздким. И стрижка слишком длинная. Молодость-молодость» - лениво развивал в голове цепь мыслей Клауд номер раз.

«Что эта «Шинра» придумала на этот раз? Насколько силён этот клон?» - недружелюбно прикидывал Клауд номер два.

«Ну ладно» - пронеслось в головах обоих Солдат, когда они, стремительно сократив дистанцию, скрестили мечи.

Возможно, встреться в мире Диссидии два Зака Фейра, всё сложилось бы иначе. Скорее всего, они бы быстро нашли общий язык, и Хаос с Космосом, подливая друг другу валерьянки, с дрожью наблюдали, как Зак в квадрате тихо сводит с ума и без того неустойчивый мир, вместе с врагами, друзьями и богами в качестве бесплатного приложения.

Но судьбе было угодно, чтобы на поле боя сошлись два Клауда Страйфа. И итог мог быть только один.

Старший беззастенчиво теснил младшего, хотя бы потому, что прекрасно знал все свои старые приёмы, которые можно использовать с таким оружием, как монолитный огромный меч. К тому же, Клауд додумался разложить свой собственный, и теперь дрался двумя руками, размеренно выматывая своего оппонента.

Младшей версии не оставалось ничего другого, кроме как отбиваться от атак, скорость которых только увеличивалась. Ещё никогда он, Клауд Страйф, Солдат первого класса, не сталкивался с таким опасным и опытным противником, который словно знал наперёд все его действия.

Бой продолжался в несокрушимом молчании, и только звон мечей разрывал повисшую тишину. Оба уже осознали, что конец близко, и он будет точно не в радость молодому Страйфу. Последний, прекрасно это понимая, старался держать дистанцию, выигрывая время для короткой передышки, но все его попытки молниеносно пресекались мелькавшими тут и там мечами.

«Если я его убью, ещё неизвестно, что случится со мной. Но он не отступит. Я бы не отступил.» - единственной заботой Клауда на данный момент был вопрос, что делать, когда он победит. Он знал, что именно «когда», а не «если». Чувствовал выработанным инстинктом воина. Убить нельзя – опасно, оставить в сознании – ещё опаснее, не дай Бог, попадётся этот птенец на глаза Сефироту или кому-нибудь из сторонников Хаоса.

«А что, если…» - один резкий блокирующий удар, вторым мечом осторожно, чтобы не перерубит сухожилия или не отрубить кисть вообще, выбивается Бласта-сворд из рук. Скользящее движение, и противник сгибается пополам, получив рукоятью меча в солнечное сплетение. Удар подлый, но в своей подлости не дающий осечек. С грустным звоном Бласта-сворд отлетает в сторону.

В сражении силы и ловкости чаще всего побеждает ловкость. Именно ловкость Клауда помогла ему бескровно обезоружить себя в более молодой версии и почти нежно, ударить ребром ладони по болевой точке, отправляя Клауда-младшего в сладкий мир сна.
Убедившись, что «чокобёнок» точно спит, Клауд закинул мечи в ножны, висящие за спиной, и взял в руки Бласта-сворд.

«Почему я не помню этого? Или же он – это я в другой реальности?» - задавал он безответные вопросы себе самому, разглядывая блестящее лезвие.

- О, ты его всё же не убил, - низкий, рокочущий голос за спиной раздался, как гром средь ясного неба. Резко обернувшись, Клауд встретился глазами с Хаосом.

- Убери железку, она тебе сейчас не поможет. – против собственной воли Страйф опустил меч. – Ну и что ты с ним будешь делать? Раз уж в моих обязанностях разбираться с поверженными бойцами Космос, то я могу спросить совета у гуманного победителя – ехидно бросил Хаос.

- С ним? – быстрый взгляд на беззащитную тушку. – Отправить домой.

- И только? Страйф, я был о тебе более высокого мнения.

- И только. Хотя, стоп, подожди. Почему я не помню этого поединка, если я – это он?

- Так пожелала твоя предыдущая реинкарнация, - пожал плечами антагонист.

- Хм… Тогда он тоже не должен помнить, - Клауд осторожно положил меч рядом с человеком, которому ещё только придётся хлебнуть горя.

Ему не было жаль, ему не хотелось защитить, он знал – так надо. Единственное, что ему хотелось исправить, так это смерть Айрис. Но что-то подсказывало Клауду, что это невозможно.

- Как скажешь. – Хаос щёлкнул пальцами, и через секунду побеждённый Страйф исчез. – Знаешь, ты каждый раз делаешь один и тот же выбор. Не пора ли уже что-то поменять?

- Нет, не пора. Ещё надо закончить кое-какие дела. – после небольшой паузы ответил Клауд. И, не прощаясь, двинулся в путь. Клауд знал, что здесь, в Диссидии, есть шанс изменить своё прошлое, исправить роковые ошибки. Но он знал, что ещё не готов к такому, не готов измениться в один миг. Когда-нибудь, через десять-пятнадцать-сто жизней, он сможет оставить свои воспоминания о Диссидии, но не сейчас.

Клауд Страйф, один из последних, имеющих силу Солдата, двигался навстречу следующей битве…




Клауд Страйф проснулся от громких голосов своих друзей, раздающихся на первом этаже гостиницы, где они остановились накануне. Минуту он лежал, закинув руки за голову, и вспоминал удивительно реалистичный сон. Потом, тряхнув головой, спустился к своим спутникам.

- Знаешь, Тифа, мне сегодня снился странный сон, - скажет он позже своей подруге детства, когда они все вместе будут идти по городу, направляясь по призрачным следам Сефирота куда-то в неизвестность.

- Какой? – мягкий взгляд влюблённых глаз, который он не замечал с упорством любящего другую.

- Мне снилось, что я сражаюсь сам с собой…

@темы: Final Fantasy, фанфики

Dark Shadow

главная